Михаил Нахимович и Николай КурпанНа прошлой неделе сайт HolyMayhem.com взял интервью у Николая Курпана. Приводим полный текст.

В свое время, новость о прекращении творческой деятельности группы «Черный кузнец» шокировала всех фанатов и просто поклонников группы. Коллектив, который очень успешно развивался, вдруг решил прекратить свое существование. Конечно, на то были свои причины. И вот, два года спустя группа опять шокировала своих фанатов, заявив о возвращении в мир большого heavy metal. И для этого они нашли очень интересный способ. Об этом, и не только, нам поведал духовный лидер группы – Николай Курпан.

Приветствую, Николай! Спасибо, что нашел время ответить на наши вопросы!

Привет! И вам спасибо за интерес к нам!

Я думаю, что начнем мы нашу беседу с горячей новости – а именно, воссоединения группы, тем более вы нашли очень интересный способ, как вернуть группу к жизни. Расскажи более подробно обо всем этом, для тех, кто еще не в курсе!
Полтора года назад, мы закончили нашу деятельность из-за того, что не было возможности финансировать студийную работу. Концерты себя окупали, но этих денег не хватало для серьезной студийной работы — все это очень дорого и долго. Может, у кого-то запись занимает немного времени, но у нас это всегда был длительный процесс. В последнее время, все большее количество музыкантов говорит о краудфандинге.
Например, Би-2 — создали портал planeta.ru и собрали через него деньги на запись альбома «Spirit» в 2011 году. Сейчас они таким же записали «Нечетный воин 3». Глеб Самойлов тоже так собирал деньги – на одну песню ему нужно было 70 тысяч, а собрал целых 350 тысяч. Да и многие другие проекты, не такие масштабные, тоже очень хорошо собирают таким способом. Вот мы и решили, что у нас тоже получится.
Желание продолжать-то у нас было и полтора года назад. Но когда для того, что бы творить, приходится влезать в долги, и потом эти долги непонятно какими способами отдавать, то как-то… Пока мы были студентами, это еще прокатывало, а когда началась обычная жизнь – работа, дом, семья, то тогда без окупаемости стало невозможно. Так мы и решили запустить свой краудфандинг-проект.

Сегодня идут 6-ые сутки с момента запуска. За эти 6 суток мы уже собрали 45 тысяч. Сами очень удивились! Но раз так, значит людям это нужно! Значит нужно продолжать! Мы уже обсуждаем альбом, каким он будет, что на нем будет и как. Хоть мы еще только на песню собираем, но уже понятно, что сбор будет успешным и будем собирать на альбом.

Кому пришла идея воспользоваться краудфандингом?
Идея пришла мне.

А как ваши коллеги из других групп отреагировали на такое решение?
Неоднозначно. У некоторых вызывает вопрос сумма, мол — «чего так много, будете заграницей с оркестром записываться что ли?». А другие поддержали без всяких вопросов, например ребята из Silvercast, Черного Ангела. К слову, первые тоже подумывают открыть сбор средств на запись нового альбома, а вторые уже открыли.

Николай КурпанПо всей видимости, сейчас все так начнут делать…
Думаю, что да! Сколько мы не призывали, до того как попробовать краудфандинг, скидывать какие-то деньги на электронные кошельки в знак благодарности за нашу музыку, это не давало никакого результата. И диски покупать почти никто не хотел. Было забавное объяснение в ответ на предложение поддержать группу — «Я не буду покупать диск, потому что мне не нужен кусок пластмассы!» Хотя дело-то совсем не в пластмассе, а в поддержке музыкантов. А сбор средств на те же самые записи, но по принципу краудфандинга — работает. Видимо, эта схема людям понятнее, чем когда нужно поддержать за уже сделанную работу. И это хорошо, что понимания между слушателями и музыкантами становится больше!

Ожидали ли Вы такого ажиотажа со стороны публики?
Мы не ожидали!!! Мы думали, что сбор будет медленным и не факт, что вообще успешным. И информационные ресурсы проявляют к нам интерес. Мы этому очень рады!

Просто, что у вас в стране, что у нас люди не готовы платить даже за уже готовый продукт. У вас еще ничего нет, а люди уже весьма охотно скидываются…
Есть такое! В плане нас я думаю, что здесь играет роль то, что мы уже выпускали релизы. У нас в сумме выпущено 4 диска, правда, один из них в цифровом виде. Это не считая демо-релизов. И люди примерно представляют, что мы можем сделать. Все-таки 4 диска – это какая-то гарантия того, что может быть не хуже, чем было ранее. Плюс публика хочет нас видеть и услышать от нас новые песни, после полуторогодового отсутствия-то.

Вы уже что-то новое репетируете? Или вы для начала решили посмотреть – есть ли смысл это делать, а потом уже сесть за репетиции?
Сейчас идет сбор средств на песню, затем запустим сбор на альбом. Это исключительно студийная работа. Здесь вообще никаких групповых репетиций нет. Каждый репетирует сам по отдельности. Групповые репетиции – это то, что нужно для проведения концертов. После работы над альбомом мы хотим попытаться сделать тур. В прошлые годы, после предыдущих релизов у нас не хватало популярности, что бы организоваться в каком-то количестве городов подряд. В городах организаторы не верили, что мы сможем окупить концерт. И получались в лучшем случае отдельные выезды. А с альбомом мы станем сильнее и попробуем проехать с туром хотя бы по 5-ти городам. Может получится и больше… Вот перед этим мы будем собираться на репетиции. Это будет процесс, который займет у нас не один месяц. А студийная работа не требует таких репетиций. Да и мы не первый год играем, понимаем, как правильно готовиться к походу на студию.

А у вас уже есть какие-то идеи, с чем идти в студию?
Да, конечно! У нас много наработок! Но, как мы рассказали в нашем ролике, мы еще ничего не соединяли в цельные песни! У нас много отдельных мелодий, фрагментов, грубо говоря, отдельных куплетов, припевов, которые еще пока никак не связаны между собой в единое целое. Работа над цельной песней имеет смысл тогда, когда есть возможность ее записать или исполнить. А складывать песни на полку — скучно и не интересно. Работать над новой песней мы начнем уже, видимо, очень скоро. Я думаю, через неделю сбор средств закончится, и мы сможем приступить к действию!

Николай КурпанА можешь все-таки вспомнить, как два года назад было принято решение остановить деятельность группы?
Да, могу! Инициатива исходила, опять же, от меня. Что произошло? А произошло то, что у нас с 2008 года тянулись долги. Долг за запись альбома. Грубо говоря, мы занимали деньги у наших знакомых, и нам нужно было отдавать эти долги. Мы их отдавали с концертов, с продажи дисков, которые, к слову, продавались из рук вон плохо. Потом в нашей жизни появился меценат, который помог отдать часть долгов. И вот, к лету 2011 года мы наконец закончили с этими самыми долгами. Перспективы были – влезать опять в долги, сидеть еще год работать, выпустить альбом, а потом опять отдавать долги. У меня, как у руководителя, не было никакого желания продолжать потому, что на меня работы ложится больше чем на других. Другие участники группы были не настолько измотаны, как я, но поддержали идею о заморозке.

Как думаешь, можно ли было тогда избежать распада группы? Или это было неизбежно?
Это был не распад. Это была заморозка. Под словом распад я понимаю, когда музыканты поссорились, или есть какие-то другие причины, которые не позволяют продолжать им деятельность вместе. У нас не было такого. Мы просто не знали, на какие деньги идти работать в студию.
Избежать заморозки? Затрудняюсь сказать… Может быть, не надо было выпускать сингл «Пульс», который тоже отнял много денег и сил, и который не был полноценным альбомом. Может быть, не нужно было выпускать DVD «Вопреки всему», которое в итоге получилось далеко не таким качественным, как мы хотели. И, может быть, тогда бы ситуация была другая — долги закончились бы раньше. Может быть, этот факт заставил бы нас работать над новым альбомом, до того как мы выдохлись. Но скорее всего, если бы мы и начали тогда работать над новым альбомом, то была бы велика вероятность того, что мы его просто не закончили.

Ты мог надеяться на возрождение группы вскоре после заморозки?
Нет! Мы заметили новые возможности только в последние месяцы, а до этого ничего не менялось, по крайней мере в нашем представлении.

А чем ты и другие музыканты группы занимались эти два года? Вы же не ушли из музыки на совсем?
Миша занимался группой «ПЕNЬКИ», участием во множестве эпизодических проектов, в записях и концертах разных групп. Я учился музыке — в 2010 году пошел в музыкальную школу, учиться игре на фортепиано. Ведь у меня не было никакого музыкального образования. А поскольку больше всего в музыке я тяготел к сочинению, то навыки игры на фортепиано и традиционное образование просто необходимы. Я и сейчас продолжаю обучение. Еще 2 года осталось. Не знаю, может, еще потом в училище пойду. Паша Сацердов играл в группе «Эргот». Они что-то записали, но выпустили или нет, не знаю. Концерты давали. Сережа Валерьянов постоянно играет в «Silvercast», как и до участия в «Черном Кузнеце». За это время, они выпустили альбом, а сейчас готовят сингл, репетируют, концерты дают. Женя Снурников играл в каких-то группах, которые по стилистике далеки от того, что я слушаю, поэтому я не вникал в детали.

А вот состав 2011 года и 2013 сильно отличается? Или остались все те же, проверенные бойцы?
Знаешь, сейчас сложно сказать! Нужно дожить до момента начала студийной работы. Тогда будет ясно. Время идет, у людей меняются приоритеты в жизни. Мне сейчас сложно сказать, кто в какой форме находится. Поэтому этот вопрос будет решаться уже непосредственно во время записи – кто может, кто готов. В любом случае, мы с Мишей остаемся на своих местах.

Николай КурпанА вот что изменилось за эти два года в тебе, в твоих взглядах на жизнь и на музыку?
Во взглядах на жизнь? Это такой очень глобальный вопрос. Я не подводил промежуточные итоги. Мне даже сложно вспомнить, чем отличались мои взгляды два года назад. Наверное, я стал меньше мечтать, а больше видеть реальность. Это особенно касается музыкальных вопросов. Три года назад, когда мы еще вели деятельность, у меня было много надежд и мечтаний, которым явно не суждено было сбыться. О том, каким может стать «Черный Кузнец», например.
Что касается музыкальных взглядов и навыков, я наконец-то переучился на мышление нотами и фортепианной клавиатурой. Раньше я мыслил гитарным грифом. Постиг некоторые основы музыкальной гармонии. Получил некоторые базовые сведения, которых у меня не было, но которые известны любому профессиональному музыканту. Последний год разбирал разную эстрадную музыку, порядка 500 песен изучил. Всё это привело к тому, что мои навыки по подбору музыки, по сочинению, по варьированию существенно возросли. Плюс к тому, я получил базовые навыки игры на клавишных инструментах и продолжаю получать. Ну как-то так.

Откуда ты черпаешь вдохновение для написания своей музыки?
Из повседневности! Из того, что происходит вокруг. Из созерцания окружающей природы. От общения с людьми. От просмотра фильмов. Книг я почти не читаю, поэтому про них ничего сказать не могу. Хотя были и такие случаи, что писалось что-то после прочтения. От прослушивания другой музыки тоже. От посещенных или просмотренных концертов.

Сейчас, наверное, вернемся к началу нашей беседы. Вы, как группа, которая на себе ощутила всю «прелесть» современных технологий… Как думаешь, есть ли у музыки и музыкальной индустрии будущее?
Сложный вопрос. Я думаю, что до какого-то момента это будущее есть, а дальше не ясно. Это даже не к вопросу пиратства. Это к вопросу развития искусственного интеллекта. Все-таки, музыка достаточно математична. Для меня не ясно, когда наступит тот момент, когда компьютерная программа сможет генерировать музыку, сравнимую с сочиненной живым человеком. Либо наступит тот момент, когда все, что можно было сыграть – сыграют. И просто уже не будет спроса на музыку. Хотя, в общем-то, этот момент уже наступил. По большей части все, что создается сейчас, отличается только исполнением. А значит, музыке уже ничего не угрожает!

А легко ли играть heavy metal в 2013 году?
Если есть возможность записывать эту музыку, создавать ее, то ее и играть легко… Ну, если она нравится. А нам она нравится. Судя по тому, как идет сбор, у нас будет возможность ее записывать и создавать. Значит, ответ на вопрос — легко. Не сложнее, чем это было в начале 2000-х, когда мы начинали.

Николай Курпан, Павел Сацердов, Сергей Валерианов, Михаил НахимовичА ты сам покупаешь диски других групп?
Да, покупаю!

Какая была твоя последняя покупка?
Последний альбома Лепса — «Полный вперед!». Я купленные альбомы не слушаю, я их разглядываю и ставлю на полку. А слушаю в mp3 все равно. Диски покупаю для честности.

Чего нам ожидать от воскресшего «Черного Кузнеца»?
Ожидать много свежей музыки с новым дыханием, новыми силами. Не в том смысле, что она будет совсем другая, а в том смысле, что она будет окрыленная вниманием наших слушателей и нашей собственной воскресшей верой в то, что у нас есть возможность дальше продолжать начатое.

И напоследок – твои пожелания читателям сайта HolyMayhem.com и все фанам группы!
Будьте такими же клевыми, слушайте то, что вам нравится, пусть все у вас будет хорошо!

Интервью проводил Molestus.
Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *